Вернуться назад

В конце XIX века в мире появились первые небоскребы и самолеты. Это стало возможным во многом благодаря применению новых материалов — высокопрочной стали и алюминия. Позже ученые и инженеры создали еще более легкие и прочные материалы — композиционные.
Разработкой композиционных материалов в 70-е годы занимались инженеры-химики многих стран, в том числе и СССР. Но если на Западе уже сформирована целая новая отрасль, то в России она только создается. Важную роль в этом процессе играет холдинговая компания «Композит».
Дмитрий Журба, председатель совета директоров ЗАО «Препрег-СКМ»: «Мы понимали, что время стали, как главного конструкционного материала, сочтено, вопрос только в том, когда будет забит последний композиционный гвоздь в крышку этого гроба. Последствия подобной технологической революции будут сопоставимы по масштабам с тем, что произошло с человечеством после изобретения настольного компьютера».
В программе принимают участие:
• Леонид Меламед, генеральный директор холдинговой компании «Композит»
• Павел Стороженко, директор государственного научного центра химии и технологии элементоорганических соединений
• Дмитрий Журба, председатель совета директоров ЗАО «Препрег-СКМ»
• Владимир Хлебников, заместитель генерального директора холдинговой компании «Композит» по коммерческим вопросам
• Петер Молнар, инженер холдинговой компании «Композит»
Холдинговая компания Композит — крупнейший в России производитель композиционных материалов нового поколения
Корр.: В конце XIX века в мире появились первые небоскребы и самолеты. Это во многом оказалось возможным благодаря применению новых материалов — высокопрочной стали и алюминия. Позже инженеры создали еще более легкие и прочные материалы — композиционные. Их разработкой в 70-е годы занимались инженеры-химики многих стран, в том числе, и СССР. Но если на Западе уже сформирована отдельная отрасль, в России она только создается. Причем, на базе предприятий советской эпохи. Важную роль в этом процессе играет команда холдинга «Композит». Часто стартапы начинают авторы технологических идей. Однако, с «Композитом» было иначе. Неожиданно для многих стартап в области материаловедения возглавил известный российский предприниматель и менеджер Леонид Меламед, ранее занимавшийся инвестиционной деятельностью и работавший на руководящих позициях в государственных компаниях.
Леонид МЕЛАМЕД, генеральный директор холдинговой компании «Композит»: Хочется заработать и узнать что-то новое. И мы решили, что это очень весело и занимательно. И что это такой определенный челенж — вызов для нас для всех, это то, чем мы еще никогда и не занимались. Поэтому мы решили, что мы точно займемся инновациями, тем более, у многих из нас есть какой-то кусочек научного прошлого.
Корр.: Композиционные материалы состоят из двух компонентов с границей раздела фаз между ними. Они представляет собой каркас, на который наносится отвердевающий компонент. Этот компонент защищает каркас от механического и химического воздействия.
Павел СТОРЖЕНКО, директор Государственного научного цента химии и технологии органических соединении: В принципе, даже в Ветхом Завете есть такая фраза, что когда рабы делали кирпичи, и им не дали соломы в качества армирующего материала, они пришли к фараону с жалобой.
Корр.: Один из самых популярных композиционный материалов — углепластик. Самый распространенный из углепластиков состоит из переплетенных углеродных волокон, залитых эпоксидной смолой. На подобные материалы инженеры уже давно возлагают большие надежды.
Дмитрий ЖУРБА, член Совета директоров ЗАО «Пропег-СКМ»: Мы понимали, что дни стали — как конструкционного материала — сочтены, вопрос только, когда будет забит последний композиционный гвоздь в крышку этого гроба. Остальные, видимо, уже пользоваться не будут. Последствия подобной технологической революции сопоставимы по масштабам с тем, что произошло с людьми после изобретения настольного компьютера.
Корр.: Лучшие велосипеды и рыболовные спиннинги, легкие и прочные, сделаны из композитов. Рынок таких материалов растет на 6% в год. И в одной только Европе оценивается в 70 миллиардов евро.
Павел СТОРЖЕНКО: Пластиковое удилище длиной 6 метров, весом около килограмма. Мы втаскиваем крупную рыбу. Если мы перейдем на любой другой материал, дюраль, титан, мы с вами это удилище будем поднимать лебедками.
Корр.: Это притом, что представители авиационной и автомобильной промышленности относятся к новым материалам с осторожностью, тщательно и скрупулезно выбирая надежные и недорогие решения.
Леонид МЕЛАМЕД: Да, мы точно знали, что мы начнем с карбона, как с самого такого «хай-эндовского» продукта.
Корр.: Однако, и здесь «Композит» оказался непохож на большинство технологических стартапов, которые традиционно начинаются с пилотных производств в небольших лабораториях. В данном случае, пришлось сразу взяться за большие объемы.
Леонид МЕЛАМЕД: Любой новый продукт, он зарождается, как нишевый. Когда спрос достаточно маленький, а отрасль является достаточно капиталоемкой, то есть, необходимо приобретать достаточно дорогое оборудование, потом долго и медленно выстраивать продажи этого материала. Для того, чтобы он был конкурентоспособен по цене, нужны большие масштабы, большая капиталоемкость, а спрос является достаточно огранченным.
Корр.: Единственным источником поддержки в столь рискованной сфере в России могло выступить государство. Компания обратилась с предложением о сотрудничестве в «Роснано», «Ростатом» и «Ростехнологии». С двумя из трех корпораций удалось договориться. В результате, «Росатом» согласился передать холдингу в управление часть своих производственных мощностей. Холдинг, в свою очередь, взял на себя обязательства по развитию и модернизации предприятий, полученных от атомщиков.
Дмитрий ЖУРБА: Понимаете, государство — это всегда какие-то конкретные люди. Если вы собираетесь пользоваться поддержкой государства, вы поймите, через кого вы собираетесь эту поддержку получать, каким образом. И оцените, можете ли вы выстраивать конструктивный диалог с именно этим представителем государства.
Корр.: Холдинг объединил в себе мощности по производству полимерных волокон, получению из них волокон углеродных и изготовлению препрегов — заготовок под конкретную композитную деталь. Таким образом, компания получила почти полный цикл производства. В бизнесе такая структура называется вертикальной интеграцией. «Вертикальная интеграция — способ организации бизнеса, основанный на слиянии различных стадий производства, как правило, от получения сырья до производства конечных изделий». Среди преимуществ вертикальной интеграции — увеличение скорости производства за счет оптимизации процессов и уменьшение зависимости от среды. Среди недостатков — необходимость осваивать новые виды бизнесов и сужение круга потенциальных поставщиков. Первоначально в планы холдинга не входило производство конечных изделий. Ведь под каждую единицу продукции необходима своя форма, свои условия, свои расчеты. И эту стадию стоило бы раздать производителям конечных изделий. Однако, реальность оказалась совсем иной. В 2008 году вместо запланированных 50 тонн материалов «Композит» продал всего 11.
Леонид МЕЛАМЕД: Мы встречаемся с многими потенциальными покупателями наших материалов, которые говорят: «Да, мы действительно видим, что на Западе, в развитых странах, в изделиях, которые конкурируют с нашим изделием, все больше и больше доля композитных материалов. Но мы, хоть убей, не знаем, что с ним делать».
Корр.: Пришлось начать производить не только материалы, но и изделия из них. Холдинг начал искать отраслевых специалистов в области композиционных материалов.
Дмитрий ЖУРБА: Мы искренне считали, что мы сможем, собрав лучшие интеллектуальные силы, попытаться поконкурировать в области по развитию технологий производства волокна. На сегодняшний день, мы с сожалением вынуждены констатировать, что мы не смогли найти людей, которые бы продвинули технологию, и хоть сколько-нибудь приблизились к существующему уровню технологии — европейскому, американскому и японскому.
Корр.: Проблема в том, что в России просто не существует соответствующей отрасли. Можно найти сырого специалиста, но обучить его негде и некому. Единственный выход — искать профессионалов за рубежом. И если специалисты из Западной Европы и США для наших технологических компаний практически недосягаемы, то на рынке труда Восточной Европы и Азии все же удалось найти квалифицированных людей.
Владимир ХЛЕБНИКОВ, заместитель генерального департамента холдинга «Композит» по коммерческим вопросам: Нужны люди, которые имеют опыт, образование профильное, кстати, в Европе оно очень хорошее. Существуют несколько ведущих центров по подготовке и студентов, и бакалавров и докторов по своим специальностям. Он совмещает и образовательный центр, и научный.
Корр.: Один из тех, кого удалось привлечь в холдинг, венгерский инженер Петер Молнер. Специалисту импонировало то, что российский стартап работал по западным стандартам. В компании поощряется участие в международных выставках, конференциях. Да и двери кабинетов руководителей всегда открыты для сотрудников.
Петер МОЛНАР, инженер холдинговой компании «Композит»: Я нашел для себя компанию очень интересную. Здесь оказалась очень мощная финансовая основа. Компания молодая, и есть много возможностей для развития. Да и создавать что-то конкурентоспособное всегда интересно.
Корр.: Впрочем, есть на взгляд экспата в России и традиционные проблемы, которые мешают работе инновационной компании.
Петер МОЛНАР: Проблем внутри компании нет, а вот снаружи — есть. Во-первых, это пробки на дорогах, во-вторых, бюрократия, а в-третьих, очень мало людей вокруг — и на улице, и на предприятиях говорят на иностранных языках.
Корр.: В августе 2011 года начался новый этап в жизни холдинга. Изделия композита прошли сертификацию и стали продаваться авиастроителям.
Леонид МЕЛАМЕД: Конечно, самый большой наш успех связан с тем, что мы за полтора года с нуля фактически создали технологию производства препрегов для авиационной промышленности. Соответственно, огромное количество и испытаний для того, чтобы сертифицировать свой материал. Сертификация, как правило, от 3 до 5 лет занимает. Мы сделали это фактически за полтора года.
Корр.: Сейчас во всем мире авиастроение является основным заказчиком продукции компазиционной отрасли. В 2009 году совершил первый коммерческий полет авиалайнер «Боинг 787», большая часть конструкций которого содержит композиты. Благодаря легким материалам, он потребляет на 20% меньше топлива по сравнению с самолетами такого же размера и грузоподъемности. Однако, в России авиастроители не способны создать такой уровень спроса.
Леонид МЕЛАМЕД: Авиация не будет являться драйвером композитной индустрии, потому что очень маленький объем их заказов. Она будет являться драйвером для нас по удерживанию технических требований. Качество мы будем держать авиационное, а драйвером для России мы считаем, что будет являться, прежде всего, строительство.
Корр.: Нанесение армирующих композиционных материалов на несущие конструкции для их усиления оказалось очень эффективным. А стоимость — на порядок дешевле традиционного ремонта. Однако, часть заказчиков, желая освоить бюджеты, предпочитают тратить большие деньги на ремонт, чем применять новые технологии с использованием композитов. Другая часть заказчиков этих технологий просто побаивается.
Владимир ХЛЕБНИКОВ: Нам приходится выступать не только производителями материалов или изделий на их основе, но и евангелистами по своей сути, с точки зрения проповедования всех свойств и всех характеристик этого материала.
Корр.: А вот на предприятиях атомной отрасли возможность использования композиционных материалов восприняли с радостью. На ряде производств технологические процессы нельзя останавливать. И даже кратковременный разбор конструкций может нарушить все производственные планы или повредит оборудование. Услуги холдинга в таких условиях оказались незаменимыми. Также, как и при реконструкции стратегически важных мостов, которые необходимо укреплять без остановки движения по ним. Попутно идет продвижение инноваций в других отраслях.
Владимир ХЛЕБНИКОВ: Недавно было совещание на самом высоком уровне в Объединенной судостроительной корпорации по продвижению наших материалов при производстве и строительстве судов крупнотоннажных, в первую очередь. Нам интересен сегмент автомобилестроении. У нас с КамАЗами идет не первые контакты.
Корр.: В ближайшем будущем в структуре холдинга может появиться инжениринговый центр. Там можно будет воспользоваться современным оборудованием, получить консультацию или пройти обучение.
Леонид МЕЛАМЕД: У меня нет никаких сомнений, что, конечно, для России вот с теми технологиями, которые мы сейчас здесь основываем и дорабатываем, мы будем лидерами на долгие годы. А вот в мире нас ждет огромная конкурентная борьба. И там есть вера, но нет уверенности.
Корр.: Сейчас планы компании сформированы на пять лет. Холдинг собирается войти в десятку крупнейших мировых игроков на композитном рынке и увеличить продажи до миллиарда долларов в год.
Павел СТОРЖЕНКО: Но мы с вами понимаем, что с учетом того, что энергоресурсы будут непрерывно в цене расти, а производство стало является достаточно энергозатратным, то цена на сталь будет расти постоянно. И мы на самом деле видим, то, что было 20 лет назад, сталь стоила около 200 долларов за тонну, а сейчас она стоит уже 1000 долларов за тонну. А полимерные композиционные материалы — с ростом производства и совершения технологии цена будет снижаться.
Корр.: Если ведущие российские компании в реальном секторе экономики будут интенсивно развиваться, претворить эти планы в жизнь окажется намного проще.

 

http://www.rusnanonet.ru/video/tp_composite_materials/
 


Каждый день
в мире выбрасывается больше
100 000 тонн мусора

Объемы потребления полимеров, производимых из нефтехимического сырья, постоянно растут. Пластмассы теснят бумагу, металл, картон, стекло. Но одновременно увеличиваются и объемы изделий из пластмасс (в первую очередь, упаковки), попадающих после использования на свалки. Как известно, сроки разложения традиционных пластмасс составляют десятки и сотни лет, а площади для свалок ограничены. Поэтому проблема пластмассового мусора становится все более актуальной. За один только год в России образуется почти 750 тыс.тонн полимерных отходов. Около 10 % перерабатывается. Переработке подвергаются, главным образом, отходы производства, и лишь некоторые отходы потребления.

В чем причины, и каковы пути разрешения этой проблемы? Утилизация полимерных отходов оказалось не менее сложным и дорогостоящим делом, чем производство изделий из полимеров, и, почти повсеместно, человечество идет по наиболее простому пути - складируя отходы вместе с другим мусором на грандиозных свалках. Полимерные отходы разделяют на отходы производства (технологические) и потребления. Отходы потребления образуются в жилом секторе, на предприятиях, в торговых центрах, где происходит упаковка и распаковка различных товаров и грузов.
Один из путей решения проблемы пластмассового «мусора» – вторичная переработка использованных пластмассовых изделий и отходов промышленного производства – рециклинг, конечным продуктом которой являются вторичные полимеры в виде флека - измельченных и очищенных хлопьев, или регранулята. Дополнительная причина, стимулирующая рециклинг и особенно актуальная сегодня, связана с уменьшением зависимости индустрии пластмасс от нефти как источника сырья.

Но самое главное – каждому из нас нужно начать с самого сложного: изменить свое отношение к мусору. Если мы будем всегда помнить, что промышленные и бытовые отходы это не мусор, а неиссякаемый источник ценного сырья, тогда мы сможем под совершенно другим углом рассмотреть проблему «мусорного кризиса». Мы увидим, что его нет и не было никогда, а было наше наплевательское отношение к природе, за что мы сами и страдаем.

В общем, перспективы есть, есть также и технологии и новые материалы, остается главный вопрос – когда?
 

© ООО «КЗПИ» все права защищены. 2017