Вернуться назад

Любая хорошая вещь сегодня — это бытовые отходы завтра. После придания этому закону бытия статуса федерального россиянам придется при покупке товара оплачивать утилизацию будущего мусора. Цена вопроса — десятки миллиардов рублей.

Нескромные полномочия
Государство нашло деньги на борьбу с отходами. Никаких чудес: нашло оно их там же, где обычно,— в вашем кошельке. Но вряд ли это обстоятельство омрачит вашу радость, если вы осознаете свою ответственность перед будущими поколениями за те 235 млн куб. метров мусора в год, что ежегодно генерируют российские города. Тем более что де-юре платить за этот мусор будете не вы, а производители и импортеры всевозможных товаров народного потребления (включая упаковку, но исключая автомобили — о них написан отдельный законопроект). Но, будьте уверены, производители и импортеры включат эти расходы в цену, так что вы примите в решении экологических проблем самое непосредственное участие. Просто заплатите за товар больше, чем прежде. Насколько больше — зависит от правительства РФ.

Согласно опубликованной Минприроды новой редакции поправок в закон "Об отходах производства и потребления", производителей и импортеров товаров обяжут, под угрозой серьезного штрафа (4% годовой выручки), делать отчисления в некий негосударственный резервный фонд. Его средства должны расходоваться на создание и перевооружение предприятий по переработке отходов, а также на ликвидацию так называемого накопленного ущерба. Управлять деньгами поручат будущему Национальному объединению саморегулируемых организаций (СРО) операторов по обращению с отходами. Остальные детали оставлены на усмотрение правительства. Таким образом, в случае одобрения этих поправок (15 июня они внесены в Госдуму тремя депутатами, включая Валерия Селезнева,— имена еще двоих в Минприроды не смогли вспомнить) правительство будет определять и перечень продукции, за производство и импорт которой придется платить, и размер отчислений.

Условия, при которых предприятие сможет утилизировать отходы самостоятельно и не платить деньги в фонд, сформулирует федеральное ведомство (Минприроды). Министерство ничего странного в наделении правительства столь обширными функциями не видит. Потому что, как рассказал "Деньгам" заместитель главы Минприроды Ринат Гизатуллин, обязанность платить за будущие отходы (либо обязанность их утилизировать) будет вводиться поэтапно: сперва для одних групп товаров, потом для других, для третьих. Ставки сбора будут разными в зависимости от категории товара: своя ставка для стеклянных бутылок, своя — для шин, своя — для аккумуляторов. Для последних она, скорее всего, будет больше 2-3% стоимости товара (слухи о подобном размере ставки ходили по рынку, но таких цифр нет в расчетах министерства, заверил Гизатуллин). А для первых — меньше. Способов заранее прописать в законе все эти детали министерство не видит. И общую величину будущих сборов называть отказывается. Так что в управление не существующему еще национальному оператору достанутся неизвестных размеров финансовые ресурсы.

Неисчислимый потенциал
"Невозможно на данный момент посчитать всю номенклатуру товаров. Например, переработки люминесцентных ламп у нас на данный момент нет. Сейчас посчитать затратную часть мы не в состоянии — потому что требуется провести оценку, сколько нужно денег, чтобы построить такие предприятия",— объяснил Ринат Гизатуллин. Он смог поделиться с "Деньгами" лишь расчетами, сделанными для первого этапа реализации проекта. По его словам, в 2013-2014 годах новый порядок предполагается ввести для 30% товарных групп — тех, в которых присутствуют материалы более или менее простые в переработке (пластик, стекло и т. п.), и на этом этапе расходы производителей и импортеров составят 20-30 млрд руб. в год. Переработчики надеются, что в перспективе сумма будет значительнее. Так, исполнительный директор Санкт-Петербургской ассоциации рециклинга Вячеслав Прохоров в беседе с "Деньгами" оценил необходимые затраты в $10-15 млрд, заметив, что только на импортных товарах "страна теряет $3-5 млрд". Другие оценки находятся в том же диапазоне. Первый зампред комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Анатолий Карпов встречал цифры в 300-350 млрд руб. Его коллега по комитету Иван Никитчук слышал о 500 млрд руб.

Но каких-либо официальных оценок в комитет Госдумы к моменту нашего общения не поступало. "В законопроекте в принципе отсутствует экономический анализ. Никто не потрудился подсчитать — или, во всяком случае, уведомить об этом Государственную думу — какие средства национальный оператор может направить на создание инфраструктуры по переработке, ради которой он создан",— возмущается зампред комитета Максим Шингаркин. "Меня бы,— продолжает он,— устроило такое пояснение: "Мы, конечно, за размер ставок не отвечаем, но будем стараться сделать так, чтобы собиралось,— я условно говорю,— по €3 млрд в год". Но нет никаких цифр вообще. Мы создаем национального оператора, все говорят: "а не будет ли коррупции?" — но даже непонятно, о каких суммах идет речь. Согласитесь, есть разница: коррумпировать от €1 млрд или от €10 млрд. Размер коррупции прямо пропорционален размеру финансовых средств".

Qui prodest
Иван Никитчук увидел в проекте "большую коррупционную составляющую". По его мнению, "поставлена задачка создать некую систему, которая бы отбирала деньги", во-первых, у операторов, которые должны платить деньги за участие в СРО, во-вторых, у производителей и импортеров — за то, что в будущем, когда придут в негодность производимые/ввозимые ими товары, "какой-то дядя будет их утилизировать". Создание единого национального оператора было, говорит он, оправданно, когда речь шла о радиоактивных отходах, "но в том, что касается бытовой продукции, должна быть конкуренция, а у нас получается так: давайте соберем деньги, а потом посмотрим, зачем и куда".

Переработчики, разумеется, уверены, что национальный оператор сумеет распорядиться ресурсами, и гораздо эффективнее государства. "Если отчисления на утилизацию, на развитие отходоперерабатывающей отрасли будут поступать в госбюджет или в фонды, которые организует исполнительная власть, целевого использования этих денег не будет. Если будет организовано национальное объединение СРО, и им будет создан резервный фонд, деньги будут тратиться по целевому назначению — на решение экологических проблем, на создание ресурсосберегающих предприятий",— убежден Вячеслав Прохоров.

Речь идет о том, чтобы всей страной скинуться на строительство этих заводов. Все бы ничего, но представитель РАТЭК (Российской ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники) Антон Гуськов удивляется: "Мы за деньги налогоплательщиков создадим некий частный бизнес. Это негосударственный фонд. И это будут негосударственные заводы. Да, они будут делать правильные вещи, перерабатывать мусор, но, может, мы все-таки другим путем пойдем?" Тем более что отходы — это, по его словам, "не просто мусор, который валяется, это вторсырье, это тепловая энергия, это деньги".

Благотворительность по отношению к переработчикам мусора, помимо высокой экологической цели, может быть оправдана разве что нерентабельностью бизнеса, на которую они сегодня дружно жалуются (неизвестно, насколько искренне). И, как говорит Максим Шингаркин, переработчики сильно переживают, что закон будет отложен, и они останутся без денег. Торопиться с законом не стоит, так как сами поправки требуют большого количества поправок, говорят даже те, кого привлекает идея создания целевого фонда и кто считает разумным замену лицензирования созданием СРО. Неясно, как этот фонд должен управляться. Кажется сомнительной идея оплатить из него (то есть за счет нынешних производителей и потребителей) не только будущий мусор, но и мусор минувших лет, произведенный незнамо кем. И наконец, совершенно непонятно, как производителям воспользоваться упомянутой в одном абзаце законопроекта возможностью утилизировать отходы самостоятельно.

"Задача в том, чтобы построить систему утилизации и навести порядок с отходами,— напоминает Антон Гуськов.— Эти поправки предлагают ее решить чисто фискальными методами". По его словам, в Европе закон предусматривает альтернативу обязательным отчислениям — это, к примеру, переработка отходов самостоятельно либо в союзе с компаниями, выпускающими аналогичную продукцию, и именно такой подход будет способствовать повышению экологичности продукции. "Все эти возможности должны быть представлены равным образом",— подчеркивает Гуськов. Вячеслав Прохоров проблемы тут не видит: пусть производители вступают в СРО переработчиков отходов. Только, отмечает он, "кондитерская фабрика, образно говоря, не будет заниматься утилизацией фантиков, это совершенно очевидно, и кому-то придется это делать". А нам за это платить.
 

НАДЕЖДА ПЕТРОВА
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/1961893

 


Каждый день
в мире выбрасывается больше
100 000 тонн мусора

Объемы потребления полимеров, производимых из нефтехимического сырья, постоянно растут. Пластмассы теснят бумагу, металл, картон, стекло. Но одновременно увеличиваются и объемы изделий из пластмасс (в первую очередь, упаковки), попадающих после использования на свалки. Как известно, сроки разложения традиционных пластмасс составляют десятки и сотни лет, а площади для свалок ограничены. Поэтому проблема пластмассового мусора становится все более актуальной. За один только год в России образуется почти 750 тыс.тонн полимерных отходов. Около 10 % перерабатывается. Переработке подвергаются, главным образом, отходы производства, и лишь некоторые отходы потребления.

В чем причины, и каковы пути разрешения этой проблемы? Утилизация полимерных отходов оказалось не менее сложным и дорогостоящим делом, чем производство изделий из полимеров, и, почти повсеместно, человечество идет по наиболее простому пути - складируя отходы вместе с другим мусором на грандиозных свалках. Полимерные отходы разделяют на отходы производства (технологические) и потребления. Отходы потребления образуются в жилом секторе, на предприятиях, в торговых центрах, где происходит упаковка и распаковка различных товаров и грузов.
Один из путей решения проблемы пластмассового «мусора» – вторичная переработка использованных пластмассовых изделий и отходов промышленного производства – рециклинг, конечным продуктом которой являются вторичные полимеры в виде флека - измельченных и очищенных хлопьев, или регранулята. Дополнительная причина, стимулирующая рециклинг и особенно актуальная сегодня, связана с уменьшением зависимости индустрии пластмасс от нефти как источника сырья.

Но самое главное – каждому из нас нужно начать с самого сложного: изменить свое отношение к мусору. Если мы будем всегда помнить, что промышленные и бытовые отходы это не мусор, а неиссякаемый источник ценного сырья, тогда мы сможем под совершенно другим углом рассмотреть проблему «мусорного кризиса». Мы увидим, что его нет и не было никогда, а было наше наплевательское отношение к природе, за что мы сами и страдаем.

В общем, перспективы есть, есть также и технологии и новые материалы, остается главный вопрос – когда?
 

© ООО «КЗПИ» все права защищены. 2017