Вернуться назад

Статус одного из самых экологически грязных регионов страны (по количеству накопленных, ежегодно образуемых отходов и выбросов в атмосферу) для Кузбасса объективный, но небезнадёжный. Так решили областные власти, объявив в начале этого года переработку отходов одним из приоритетных направлений в развитии промышленности и малого бизнеса. Поставленная амбициозная цель — создать в регионе перерабатывающую отрасль. Однако пока властям придётся заняться хотя бы сохранением действующих переработчиков.

Программой, но не деньгами?
Согласно отчёту управления Росприроднадзора по Кемеровской области о состоянии и охране окружающей среды в регионе за прошлый год, только в атмосферу за последние пять лет в Кузбассе выбрасывалось не менее 1,6 млн тонн загрязняющих веществ. Кстати, показатель за 2010 год был самым низким — 1 670,9 тыс. тонн (самый высокий — 2008 год — свыше 1,8 млн тонн). Что же до отходов производства и потребления, на которые, прежде всего, и обратила внимание власть, то тут порядок счёта — миллиарды тонн. Только в прошлом году, по данным управления Росприроднадзора, в области образовалось более 1,8 млрд тонн  отходов производства и потребления. По словам заместителя губернатора по промышленности, транспорту и предпринимательству Сергея Кузнецова, за последние пять лет этот показатель вырос на 40%.
Почти 98% всех кузбасских отходов — угольные. Отсюда и довольно высокий показатель использования и утилизации — около 50%. Ведь вскрышные породы, как известно, используются при рекультивации нарушенных угледобычей земель (технический этап рекультивации, отсыпка дамб, технологические дороги). Кроме этого, по информации Росприроднадзора, используются или утилизируются минеральные отходы и шламы, отработанные масла, окалина, аккумуляторы, ртутьсодержащие отходы и лом цветных металлов. Между тем, как заявил Сергей Кузнецов в ходе слушаний в облсовете в марте, до 900 млн тонн отходов в год  Кузбасс принимает «на себя». И антропогенная нагрузка на одного человека «зашкаливает» — 510 кг в год на  одного жителя в среднем по области и более 1 тонны — на юге области. К тому же объём накопленных  отходов в области на уровне 10 млрд тонн: помимо угольных, свыше 285 млн тонн металлургических, более 775 тыс. тонн химических, не менее 100 млн тонн золошлаковых. Как считает вице-губернатор, при таких  объёмах отходов нужно ставить вопрос о создании целой перерабатывающей отрасли. Именно такая цель  обозначена в комплексной программе «Обращение с отходами производства и потребления на территории Кемеровской области на 2011-2016 годы и на период до 2020 года», разработкой которой сейчас занимаются  в обладминистрации. Разрабатывать её начали весной во исполнение соответствующего поручения президента РФ Дмитрия Медведева от 29 марта текущего года. Первоначально сроком разработки документа  было обозначено начало лета. Но, поскольку была поставлена «не формальная» задача, сроки разработки, к которой были привлечены учёные из СибГИУ, Кузбасской ассоциации переработчиков отходов, сдвинулись. Как пояснили «Авант-ПАРТНЕРу» в обладминистрации, программа будет включать в себя анализ текущей ситуации с образованием и переработкой отходов, а также оценку потенциальных возможностей развития  этой сферы. Сейчас, в частности, ведётся сбор информации об инвестиционных проектах и потребностях  предприятий, инновационных разработках в сфере переработки отходов. Акцент делается на проектах,  связанных с переработкой промышленных отходов, которые реализуются уже сегодня или могут быть реализованы в ближайшие пять лет. К сентябрю эта работа должна быть завершена. А осенью программа  должна быть рассмотрена и дополнена на уровне отраслевых департаментов, одобрена на коллегии  обладминистрации и отправлена в Минэкономразвития.
Примечательно, что в отличие от целевых программ, действующих в области, «отходная», скорее всего, не  будет предусматривать отдельного финансирования из областного бюджета. Среди основных задач  документа значится формирование нормативно-правовой и методической базы для успешной реализации  политики в области обращения с отходами и привлечение инвестиций на реализацию программы. Причём  первая задача уже выполнена. В мае совет народных депутатов принял закон, согласно которому  переработчики отходов получат налоговые льготы (подробнее об этом см. рубрику «Законодательство»). Другое направление — поддержка по линии технопарка, резиденты которого (а практически все заметные  переработчики сегодня являются таковыми) имеют налоговые преференции. Хотя в областной  администрации не исключают, что меры законодательной поддержки могут быть расширены. Что же до  прямой финансовой помощи, то власти призывают тех же переработчиков обратить внимание на уже  действующие механизмы господдержки особенно по линии малого и среднего бизнеса: займы, субсидирование процентных ставок по кредитам, финансирование из Госфонда поддержки предпринимательства.
В частности, из Госфонда три перерабатывающих предприятия уже получили льготные кредиты на общую  сумму 25 млн рублей. Исполнительный директор Кузбасской ассоциации переработчиков отходов (сейчас в  неё входят 14 из почти трёх десятков специализированных отходоперерабатывающих предприятий области)  Екатерина Волынкина полагает, что в этом году власти, действительно, сделали реальные шаги к тому, чтобы  изменить ситуацию с переработкой отходов и поддержать переработчиков. Предоставление налоговых преференций, по её мнению, означает, что переработчики стали приоритетной для власти сферой бизнеса.  Кроме того, по ее словам, власти оказывают всяческое содействие самой ассоциации, стараясь выстроить  совместную работу. Однако Екатерина Волынкина обращает внимание на то, что сегодня главная проблема  переработчиков — это выстраивание отношений с крупным бизнесом.

Сфера интересов
Как неоднократно подчёркивал на всех собраниях, где обсуждалась «отходная» тематика, Сергей Кузнецов, «отходы — это сфера приложения сил малого бизнеса». Такой логике до недавних пор следовало  новокузнецкое ООО «Опытный завод по переработке отходов промышленных предприятий». Завод 8 лет  перерабатывал золошлаковые отходы Томь-Усинской ГРЭС «Кузбассэнерго»: всего переработано свыше 100  тыс. тонн отходов, получено более 35 тыс. тонн микросферы. Но в текущем году предприятие было  поставлено на грань закрытия. У него просто не стало сырья. В марте этого года на своей Беловской ГРЭС  ОАО «СУЭК» запустил новый завод по переработке золошлаковых отходов по технологии немецкой группы  компаний Omega Minerals мощностью 10 тыс. тонн в год. Особо подчеркивалось, что завод этот первый в  России и в Европе. Но это, если не считать новокузнецкого. К этому году, поясняет директор новокузнецкого  завода Анатолий Стригулин, предприятие обладало установкой производительностью 15 тыс. тонн в год.  Сориентировавшись на свой новый завод и на Томь-Усинской ГРЭС, СУЭК «фактически лишил нас работы»,  констатирует Анатолий Стригулин. «Самое печальное, что мы теряем людей в то время, когда работы бы  хватило всем», — говорит Анатолий Стригулин. Завод в этом году наладил производство инновационной  продукции на основе микросферы — красок с низким процентом теплопоглощения (за горячую трубу,  покрытую такой краской, можно спокойно взяться рукой) и высоким рассеивающим эффектом (она не выгорает на солнце), а также и сорбентов для сбора нефти с водных и твердых поверхностей. До сих пор  заказчики просят новые партии, но гарантировать поставки завод, дорабатывающий последние запасы  микросферы, в дальнейшем не может. Об этой ситуации было проинформировано руководство региона.  Первая реакция властей — совет попробовать работать с отходами других станций. Однако, как
уверяет Анатолий Стигулин, это не представляется возможным: технология переработки отходов была  специально «настроена» на Томь-Усинскую ГРЭС. Впрочем, власти обратились и к руководству СУЭКа с  просьбой найти решение. Как сказано в письме председателя облсовета Николая Шатилова и первого вице- губернатора Валентина Мазикина к главе ОАО «СУЭК» Владимиру Рашевскому, «события по действующему  сегодня сценарию развиваются не в интересах Кузбасса и ОАО «СУЭК», и не будут способствовать эффективному вовлечению золошлаковых отходов во вторичный оборот, что в дальнейшем увеличит  издержки руководимой вами компании, связанные с их хранением». В письме также «выражена надежда на то, что ОАО «Кузбассэнерго» будет разрешено заключить прямой договор между Томь-Усинской ГРЭС и ООО «Опытный завод по переработке отходов промышленных предприятий» с целью продолжения реализации  взаимовыгодных партнёрских отношений в вопросах переработки и вовлечения золошлаковых отходов в хозяйственный оборот». Екатерина Волынкина говорит, что отношения с крупным бизнесом всегда  сопровождаются подобными проблемами: «Пока отходы лежат, они никому не нужны. Как только кто-то их хочет перерабатывать, сразу за них выставляются немыслимые цены. Хотя в приличных странах большой  бизнес ещё и платит малому за переработку». Возглавляемое ею малое предприятие ООО «Экологический  региональный центр» тоже долгое время не может получить доступа к отходам алюминиевого производства  — футеровки электролизёров в Новокузнецке. Технологию переработки отходов Новокузнецкого алюминиевого завода учёные СибГИУ разработали ещё лет 20 назад. Но все попытки внедрить её в  Новокузнецке были безрезультатными. Все видели пользу, сетует Екатерина Волынкина, но каждый раз  крупный бизнес решал наладить технологию без помощи разработчиков. Но дело так и не было доведено до  организации перерабатывающего производства. В последние годы, впрочем, малому и большому бизнесу  удалось найти взаимопонимание. Из футеровки, которая просто шла на полигон, были получены опытные  партии нового материала — синтетических флюсов, которые используются в шихте в чёрной металлургии. По  сравнению с применяемыми сегодня природными флюсами (плавиковым шпатом) синтетические дешевле и,  как показало первое применение, эффективней из-за высокой энергетической ценности (основная составляющая отходов — термоантрацит). «Подвинуть» же крупный бизнес к малому решила помочь  областная администрация. Как поясняет Сергей Кузнецов, власти инициировали заключение трёхсторонних  соглашений (между властью, крупным бизнесом и переработчиком) о сотрудничестве в сфере переработке  отходов. И первое такое соглашение было подписано между обладминистрацией, компанией РУСАЛ и  экологическим региональным центром. По сути, соглашение призвано обеспечить переработчика сырьём. Как  было отмечено в пресс-релизе РУ-САЛа, дополнительных инвестиций со стороны компании в проект не  потребуется: «Компания предоставляет центру отходы и выделяет ему производственные площади для установки на них необходимого для переработки оборудования». По данным РУСАЛа, на сегодняшний день  никто в России не занимается подобным перерабатывающим производством. Иван Ребрик, директор по  экологии ОК «РУСАЛ» оценивая перспективы этого проекта, отметил: «Получение инновационного продукта  на основе отходов алюминиевых заводов дает принципиально иное решение проблемы их утилизации. Для  РУСАЛа также очень важно, что в процессе обработки происходит глубокое обезвреживание входящих в  состав отходов токсичных компонентов и практически полное их уничтожение. Использование этих флюсов  позволит предприятиям чёрной металлургии сократить импортную зависимость от закупки природных 
флюсов в Монголии и Казахстане». По словам Александра Яковлева, директора по экологии и качеству ОАО «РУСАЛ-Новокузнецк», для предприятия этот проект является привлекательным не только экологической  составляющей. Уменьшение отходов на полигоне сокращает экологические и другие платежи. В год после  ремонтом электролизёров на Новокузнецком алюминиевом заводе образуется порядка 3 тыс. тонн угольной  футеровки. Сейчас отходы складируются на полигон промотходов. Планируется, что уже к концу года  заработает мобильная установка по переработке этих отходов. На её приобретение переработчики уже  получили кредит от областного госфонда поддержки предпринимательства. Первоначально будут  перерабатываться «текущие» отходы, в дальнейшем — и те, что скопились на полигоне (порядка 5 тыс. тонн).
Екатерина Волынкина, между тем, сообщила, что сейчас, уже спустя месяц после заключения соглашения РУСАЛ и центра, так и не удалось подписать договор о переработке, в котором были бы урегулированы все  вопросы, связанные с ценой и транспортировкой отходов. «Наша позиция состоит в том, что мы не должны  платить за отходы. Немаловажный вопрос и по транспортировке, поскольку у нас нет таких возможностей», —  пояснила она. В свою очередь в РУСАЛе подняли вопрос о цене отходов…
В обладминистрации же не теряют надежды на то, что проект всё же будет реализован. Кроме того, по  данным «Авант-ПАРТНЕРа», в этом году запланировано заключение ещё одного соглашения о переработке  отходов С с «Евраз-Холдингом» и СибГИУ.

Дорогие отходы
Как бы ни была важна для переработчиков административная и налоговая поддержка со стороны властей,  она не отменяет актуальности финансовых проблем. По оценке Сергея Муравьёва, директора Кузбасского  технопарка, где в последний год накопилось проектов по переработке едва ли не всех видов кузбасских  отходов, средняя стоимость создания такого бизнеса составляет около 260 млн рублей. Поэтому вполне  естественно, что «отходные» идеи в структуре одобренных экспертным советом технопарка заняли первое место (на их долю приходится более 40% всех проектов, собранных в технопарке). Ведь, «к нам за  поддержкой приходит малый бизнес, у которого нет таких денег. И банковский кредит для него проблема», —  говорит Сергей Муравьёв. Яркий тому пример ООО «КузбассПромРесурс». Гендиректор компании Сергей  Федотенко рассказывает, что в кризис вынужден был свернуть своё производство по переработке шин.  Отходами компания занимается с 2003 года: сначала занимались сбором металлолома, а с 2007 года решили  попробовать перерабатывать шины. «С шины от БелАЗа, импортной в 5 тонн весом на нашем оборудовании,  которое собирали по всей России, мы могли только «стружку» снять. Верхний слой. Это процентов 30 всего.  Дальше 16 слоев металлической проволоки. Мы в Америке, — рассказывает Федотен-ко, — видели, как это  делается. Разрезают повдоль, крошат на чипсы килограммов по 80-100, потом ещё размельчают и магнитным  сепаратором отделяют каучук, металл и ткань. Чтобы у нас запустить такой завод, нужно 300 млн рублей. Где  их взять? По мелочам работать — это не решает проблемы. А в кризис угольные компании, у которых больше  всего и образуется шин, экономили на всём. О сдаче шин за деньги переработчикам вообще не заикались.  Потому и пришлось прикрыть производство». Сейчас компания подобрала комплект оборудования и  рассчитывает на помощь технопарка в привлечении средств. А вот ленинск-кузнецкий предприниматель  Сергей Гамаюнов пытался рассчитывать только на собственные силы. Прошлой весной вместе с  компаньонами он заинтересовался переработкой шин. Ездил за границу изучать опыт, предварительно  интересовался возможностью сотрудничества с угольными компаниями. По экспертным оценкам, ежегодно в  области образуется 45 тыс. тонн отработавших свой век шин: здесь и обычные от личных авто, и белазовские  диаметров в 4 м. На самом деле больше, поправляют в обладминистрации, если посчитать то, что просто  брошено свалено по лесам-полям. При этом, по данным Росприроднадзора, сейчас в области мощности по  переработке шин составляют лишь 4,5 тыс. тонн в год. Словом, фронт работы для нового предприятия — на  десятилетия вперед, решил предприниматель из Ленинска-Кузнецкого и затеял строительство завода по переработке шин. Идею поддержали городские и областные власти. Проект стал резидентом зоны  экономического благоприятствования, созданной в Ленинске-Кузнецком. Это — налоговые льготы. Плюс к  этому город на выгодных условиях продал компании «Сибэкопром-Н» (она была учреждена для реализации  проекта) помещение. Но дело застопорилось из-за финансовых проблем. Банк весной отказал компании в  предоставлении кредита в размере 35 млн рублей на приобретение технологической линии, заказанной в  Китае. С большим трудом при содействии областной администрации спустя почти пять месяцев кредит,  впрочем, был одобрен. Для компании же задержка сроков означает не только растягивание сроков  реализации проекта, но и его удорожание. По первоначальным планам уже в этом году в Ленинске-Кузнецком  должны были заработать мощности по переработке 7 тыс. тонн шин. На выходе это 5 тыс. тонн резиновой  крошки, которая в основном используется при строительстве дорог. На этом предприятие останавливаться не  собиралось: в планах было увеличение мощности и расширение поля деятельности. Но, как признаётся  Сергей Гамаюнов, сейчас приходится корректировать планы, поскольку банки, как показывает практика, ещё  не готовы финансировать подобного рода проекты. Скорее всего, более серьёзные проблемы с финансированием возникнут у новокузнецкого ООО «Экомаш», которое разработало технологию переработки  отходов Абагурской аглофабрики в стройматериалы. По словам директора компании Анатолия Гальченко,  показатели эффективности проекта очень привлекательные. Окупаемость — 2,5 года, рентабельность —  35%, а получаемый продукт — песок, по стоимости значительно снижает себестоимость кирпича. Но на  организацию производства по переработке требуется порядка 150 млн рублей. Причём финансы, похоже,  единственная «стартовая» проблема. Компания арендует бывшее хвостохранилище Абагурской аглофабрики, поэтому проблем с собственником отходов не возникнет. Пока к решению проблемы компания с  помощью городских властей пытается привлечь внимание компаний, занятых производством  стройматериалом. И, как надеется Анатолий Гальченко, власти помогут компании и в поиске инвестора. По  мнению Екатерины Волынкиной, власти могли бы на себя взять и решение другой задачи. По её мнению,  очень важный, принципиальный аспект проблемы переработки и утилизации твердых бытовых и  промышленных отходов — формирование рынков отходов и рынков изделий из отходов. В развитых странах,  говорит она, в создании рынка вторичной продукции активно участвует государство. Широко используется так  называемый «зелёный» госзаказ на продукцию на основе отходов, то есть её первоочередными  потребителями являются государственные или муниципальные предприятия. Наши же отходоперерабатывающие предприятия уже сейчас могут предложить целый ряд такой продукции: щебень,  песок, тротуарную резиновую плитку, покрытия для детских и спортивных площадок, декоративную цветную  мульчу для городского ландшафта. Кроме этого, в европейских странах, США и Японии запрещается  использование на территории региона природного сырья, если имеется его техногенный заменитель.  Например, если отходоперерабатывающее предприятие производит щебень и песок из отходов обогащения,  золошлаковых, огнеупорных или строительных отходов, то использование природного гравия и песка не разрешается. Это не только помогает сформировать рынок отходов, но и обеспечивает сохранение  природных ресурсов. Но таких законов у нас нет, констатирует Екатерина Волынкина.

— До настоящего времени в законодательстве РФ отсутствуют как меры регулирующие образование отходов и обращение с ними, так и реальные экономические стимулы вовлечения отходов в хозяйственный оборот в качестве  вторичных материальных ресурсов (ВМР). Законодательное и нормативно-правовое обеспечение в области обращения  с отходами не отвечает новым экономическим условиям, современным научным представлениям о рациональном  использовании сырьевых и материальных ресурсов. Существующая законодательная база не позволяет стимулировать хозяйствующих субъектов, осуществляющих внедрение малоотходных технологий, а также  субъектов занятых в сфере обращения с отходами, а также принимать адекватные меры к лицам, наносящим ущерб  окружающей среде несанкционированным размещением отходов. На государственном уровне не разработана стратегия управления отходами, нет механизмов решения таких задач, отсутствует научно обоснованная концепция  решения проблем обращения с отходами. Но в настоящее время по поручению президента РФ правительством, в  частности Министерством природных ресурсов и экологии, разработан проект Федерального закона «О внесении  изменений в Федеральный закон «Об отходах производства и потребления» и другие законодательные акты РФ в  части экономического стимулирования деятельности в области обращения с отходами». Он использует многие  положения европейского законодательства и должен быть принят Госдумой до конца этого года. В новом законопроекте, как мы рассчитываем, будет наконец-то введена ответственность производителя за утилизацию,  обезвреживание и захоронение произведенной или ввезённой продукции, утратившей свои потребительские свойства.  Ответственность производителя включает разработку, изготовление и внедрение изделий, которые подлежат  многократному использованию, технически долговечны, безопасно утилизируются или экологически чисто устраняются, а также приоритетное использование утилизируемых отходов и вторсырья, и принятие обратно  изделий или отходов после употребления. Собственник отходов обязан утилизировать или устранить отходы  самостоятельно или подрядным специализированным предприятием. Мы участвовали в экспертизе законопроекта и  внесли ряд своих предложений. В частности, нами предложено запретить захоронение отходов, подлежащих вовлечению в хозяйственный оборот в качестве ВМР. Перечень отходов, захоронение которых запрещается, должны  устанавливать субъекты РФ в соответствии с имеющимися в регионе возможностями по переработке того или  иного вида отходов. Необходима, как мы считаем, и прямая государственная поддержка производственной  деятельности отходоперерабатывающих предприятий, как это делается во всем мире, в виде реальных налоговых  льгот, льготных кредитов, субсидий, государственных инвестиций и т.д. Переработка отходов сама по себе во всем  мире далеко не самая прибыльная, а интересной для предпринимательства её делает господдержка, потому что проблема отходов и их переработка — государственная проблема. При этом необходимо учитывать, что в отходоперерабатывающей отрасли работает в основном малый и средний бизнес, поэтому им должны быть  предложены льготы по тем налогам, которые они платят. А то получается, что примут льготу по налогу на  имущество, а воспользоваться ею сможет только крупное предприятие, так как субъекты малого предпринимательства работают по УСН и малое предприятие уже на этом основании освобождено от этого налога.  Малые предприятия работают по упрощённой системе налогообложения, они платят налог с доходов или налог на  прибыль, очень значительные страховые взносы — 34% от фонда оплаты труда, земельный налог. Эти налоги должны быть значительно снижены, а от земельного налога отходопереработчики вообще должны быть  освобождены, потому что их работа заключается в очистке нашей земли и её возвращению в хозяйственный оборот.  Земельный налог — это уже местные полномочия, хотя вследствие недостатка средств в местных бюджетах  целесообразно было бы компенсировать их потери путём компенсации из федеральных средств. Необходимо сделать  существующие экологические платежи целевыми в региональных и местных бюджетах и использовать эти средства  на субсидирование местных предприятий, осуществляющих сбор и первичную переработку отходов, как это делается  в развитых странах. Это позволит снизить затраты на производство вторичного сырья и продукции из отходов, что  сделает её конкурентоспособной по сравнению с произведенной из природного сырья. На региональном уровне также  должны быть приняты соответствующие законы.


Каждый день
в мире выбрасывается больше
100 000 тонн мусора

Объемы потребления полимеров, производимых из нефтехимического сырья, постоянно растут. Пластмассы теснят бумагу, металл, картон, стекло. Но одновременно увеличиваются и объемы изделий из пластмасс (в первую очередь, упаковки), попадающих после использования на свалки. Как известно, сроки разложения традиционных пластмасс составляют десятки и сотни лет, а площади для свалок ограничены. Поэтому проблема пластмассового мусора становится все более актуальной. За один только год в России образуется почти 750 тыс.тонн полимерных отходов. Около 10 % перерабатывается. Переработке подвергаются, главным образом, отходы производства, и лишь некоторые отходы потребления.

В чем причины, и каковы пути разрешения этой проблемы? Утилизация полимерных отходов оказалось не менее сложным и дорогостоящим делом, чем производство изделий из полимеров, и, почти повсеместно, человечество идет по наиболее простому пути - складируя отходы вместе с другим мусором на грандиозных свалках. Полимерные отходы разделяют на отходы производства (технологические) и потребления. Отходы потребления образуются в жилом секторе, на предприятиях, в торговых центрах, где происходит упаковка и распаковка различных товаров и грузов.
Один из путей решения проблемы пластмассового «мусора» – вторичная переработка использованных пластмассовых изделий и отходов промышленного производства – рециклинг, конечным продуктом которой являются вторичные полимеры в виде флека - измельченных и очищенных хлопьев, или регранулята. Дополнительная причина, стимулирующая рециклинг и особенно актуальная сегодня, связана с уменьшением зависимости индустрии пластмасс от нефти как источника сырья.

Но самое главное – каждому из нас нужно начать с самого сложного: изменить свое отношение к мусору. Если мы будем всегда помнить, что промышленные и бытовые отходы это не мусор, а неиссякаемый источник ценного сырья, тогда мы сможем под совершенно другим углом рассмотреть проблему «мусорного кризиса». Мы увидим, что его нет и не было никогда, а было наше наплевательское отношение к природе, за что мы сами и страдаем.

В общем, перспективы есть, есть также и технологии и новые материалы, остается главный вопрос – когда?
 

© ООО «КЗПИ» все права защищены. 2017