Вернуться назад

Чтобы отрасль обращения с отходами производства и потребления развивалась, необходимы серьезные инвестиции и рынок сбыта. Но рециклинг останется экономически мало привлекательным до тех пор, пока не будет законодательно определен источник финансирования переработки отходов.

 

Назревшая необходимость

По данным Российской ассоциации рециклинга отходов РОСАРО, на территории РФ накоплено более 85 млрд т твердых отходов, в том числе около 3 млрд промышленных. При ежегодном приросте в 2–2,5 млрд т средний уровень использования промышленных отходов составляет 35–45%, бытовых – 3–5%.Как свидетельствует статистика Росприроднадзора, в 2010 г. на учете находились почти 24 тыс. объектов размещения отходов, из них более 2,6 тыс. полигонов твердых бытовых отходов, более 10 тыс. – промышленных и около 11 тыс. несанкционированных свалок. При таком огромном объеме установленным требованиям соответствуют не более 8% объектов. 

Чтобы справиться с критической ситуацией, необходимо создать в стране целую отходоперерабатывающую отрасль, которая базировалась бы на европейской концепции 3R: Reduce (сокращение объемов образования отходов), Reuse (повторное использование отходов) и Recycle (использование отходов в качестве вторичного сырья). Несмотря на успешность реализации этой концепции в ряде развитых стран за последние десятилетия, проблема сокращения отходов потребления и их максимального возврата во вторичный оборот во всем мире по-прежнему остается в центре внимания специалистов. 

– Для достижения устойчивого развития человечеству придется отказаться от расширенного воспроизводства и экстенсивного развития, – уверен Георгий Малинецкий, д. ф.-м. наук, заместитель директора Института прикладной математики РАН, где давно занимаются моделированием, анализом и прогнозированием различных процессов в экономике. – По-видимому, в течение ближайших столетий нам предстоит научиться более разумно и эффективно распоряжаться круговоротом веществ, которые еще остались на Земле, а также делать акцент на возобновляемых ресурсах. Чтобы вывести показатели потребления на постоянный уровень, следует создать две гигантские отрасли промышленности, сравнимые по масштабам и обороту с военно-промышленным или транспортным комплексами мира. Одна из них займется рециклингом отходов, другая – рекультивацией земель, выведенных из хозяйственного оборота. 

Сделать это, как свидетельствуют расчеты, необходимо в течение ближайших 10–15 лет, иначе точка невозврата будет пройдена. Выстраивание траектории устойчивого развития с учетом полноценного рециклинга отходов обойдется человечеству недешево. По прогнозам математиков, инвестиции в охрану окружающей среды и в сферу обращения с разными группами отходов можно оценить примерно в четверть мирового ВВП. Прогнозируемые масштабные инвестиции в мировой рециклинг не кажутся сверхъестественными, если учесть, что речь идет о бизнесе, равноценном по совокупному обороту производству всех товаров. Любой продукт имеет свой срок службы, будь то пластиковая бутылка или автомобиль. С одной стороны, его надо выпустить и доставить к потребителю. С другой – обезвредить после выхода из употребления, утилизировать или пустить во вторичный оборот. 

Переработка вторички неизбежна, полагает ряд специалистов, но отходы все равно порождают новые отходы. В большинстве случаев их переработка по сравнению с производством продукции из первичного сырья связана с гораздо большими затратами на энергоресурсы, обеспечение экологических требований, разработку новых технологий и т. д. При этом на выходе зачастую получаются товары, уступающие по качеству «первичке» и поэтому имеющие ограниченный рынок применения. Например, стекольщики уверяют, что выпустить новую бутылку проще и дешевле, чем соблюсти санитарные требования при отмывании собранной вторичной тары. 

Сторонники рециклинга, напротив, уверены, что любой отход – это ресурс, который можно и нужно превращать в сырье, экономя на потреблении полезных ископаемых и других природных ресурсов. Те же стекло или пластик могут пролежать в почве столетиями, тогда как на новую стеклотару будут затрачены дополнительные ресурсы, а на ежегодное производство пластиковых бутылок пойдут миллионы баррелей нефти.

 

Будущее определят технологии

«Цена вопроса» зависит от технологий, формирования рынков сбыта и организации сбора сырья, полагает Вячеслав Прохоров, исполнительный директор СРО СПб Ассоциации рециклинга СПАР.
– Сегодня глубина переработки отходов промышленности и потребления крайне низка, так как бизнес в ней не заинтересован из-за высоких затрат на их сбор, подготовку к переработке и транспортировку, – говорит он. – Это снижает рентабельность переработки либо вовсе делает ее убыточной для предпринимателей. 

В то же время для переработчика рециклинг любых отходов может стать выгодным, если эта деятельность урегулирована на государственном уровне. Практика экспорта некоторых видов извлеченного вторичного сырья показывает: там, где все эти процессы отлажены с помощью налогового и экологического законодательства, прибыль получают переработчики, а не владельцы полигонов. Уже сегодня созданный в СПАР научно-технический центр технологий рециклинга может предложить промышленности ряд инновационных проектов по ресурсной и энергетической утилизации отходов производства и потребления. Большинство из них конкурентоспособны по сравнению с зарубежными разработками и по энергоемкости, и по капитальным затратам, и по стоимости переработки.

Например, энергетическая утилизация тонны углеродосодержащих отходов с привлечением зарубежных технологий обойдется от 1,5 до 2,5 тыс. руб. Отечественные разработки позво­ляют уложиться в 600–700 руб., что сравнимо с действующими расценками на депонирование. По словам председателя подкомитета по развитию упаковочной индустрии ТПП РФ Александра Бойко, именно благодаря более совершенным технологиям рынок упаковки достиг одного из самых высоких уровней вторичной переработки. Так, в США почти 100% алюминиевых банок выпускают из вторсырья, экономя энергию. Себестоимость такой продукции по энергозатратам составляет не выше 5% от производства алюминиевой тары из первичного сырья. Особенно показателен пример полимерных отходов: в 1997 г. только 10% использовались как вторичный ресурс, сегодня эта доля увеличилась в среднем до 50%, а по полиэтилену – до 80%. 

– В прошедшем году бумага и картон подорожали почти на 50%, полиэтилен тоже растет в цене с пугающей скоростью, – говорит Александр Бойко. – Упаковки занимают все большую долю в стоимости товара. Поэтому предприятия стараются на них сэкономить. В Европе, к примеру, две трети упаковки производят из вторсырья, так как применяемые технологии позволяют достичь отличного качества. В России из вторсырья выпускается только треть упаковочного картона очень невысокого качества, а собирается не больше 30% макулатуры. То есть мы продолжаем очень расточительно относиться к этим ресурсам даже в период повышения цен. 

В петербургской компании «НПФ ЭКОДОТ» проводятся собственные исследования для поиска новых, более совершенных способов вовлечения отходов в экономику. Здесь отработаны технологии по выпуску полимерпесчаной плитки и черепицы, где в качестве связующего используется любое полимерное сырье из ТБО, которое в данном случае не требует очистки. Недавно в компании в рамках государственного контракта с привлечением ученых из Москвы и Петербурга была выполнена НИР по разработке уникальной ресурсосберегающей технологии производства безобжигового пеностекла на основе стеклобоя – перспективного пожаро- и экологически безопасного теплоизоляционного материала. 

– Традиционное производство теплоизоляции из пеностекла – чрезвычайно энергозатратное производство, – рассказывает генеральный директор «НПФ ЭКОДОТ», к.т.н. Николай Мартынов. – Обычно стекло дробят, расплавляют, смешивают с углем, подвергают обжигу, чтобы уголь выгорел, затем снова обжигают согласно определенному режиму. В новой технологии исключен расплав стекла – процесс дробления идет на высоких скоростях, благодаря чему измельченное стекло приобретает связующие свойства. Максимальная температурная обработка, которая технологически необходима в этом случае – сушка при 1000С. Получившиеся образцы ничем не отличаются по теплопроводности от традиционного пено­стекла, но прочнее, не крошатся и гораздо экономичнее в производстве. Но, чтобы перейти от опытных образцов к серийному выпуску, нужны инвестиции в создание производства, а также рынок сбыта. 

Заметим, что в этих случаях речь идет преимущественно о переработке ТБО, составляющих лишь несколько процентов в общем объеме отходов потребления. Если же говорить о потенциале рециклинга многотоннажных промышленных отходов – за рубежом глубина их переработки достигает в среднем 80%. Масштабы и степень рециклинга зависят от ресурсной ценности отходов, их экологической безопасности и от конкретных экономических условий, определяющих рентабельность использования в том или ином виде производства. 

Самыми высокими показателями применения отходов в качестве вторичного сырья в промышленных масштабах отличаются черная и цветная металлургия, целлюлозно-бумажная промышленность, а также производство строительных материалов. Если до недавнего времени сложные многокомпонентные отходы (изношенные шины, осадки и шламы очистных сооружений, гальваношламы и др.) практически не перерабатывались, то современные технологии позволяют находить им применение. 

Сегодня в результате переработки шин можно получить резиновый порошок, который используется для получения антикоррозийных мастик, гидроизоляционных материалов, герметиков, эластичного наполнителя для строительства автомобильных дорог, основы для обуви, составляющей для новых автопокрышек, звукоизоляционной пористой плиты, электрокабелей, специальных резиновых шпал для рельсовых путей в шахтах.

 

«Зеленая» энергия из отходов

В последние годы растет интерес к альтернативным источникам энергии, в частности к биоэнергетике на основе возобновляемых ресурсов. Использование энергетического потенциала биомассы коммунальных отходов, органических отходов пищевой промышленности, сельского хозяйства позволяет помимо получения энергии предотвратить загрязнение территорий и внести свой вклад в сокращение парниковых выбросов. Подсчитано, что из тонны сухого вещества ТБО образуется 170–200 кубометров биогаза, половину объема которого составляет метан. Выбросы газа оцениваются в 200 т с 1 га ежегодно. По энергетическому потенциалу один кубометр биогаза соответствует 0,5 кубометра природного газа. Многие европей­ские страны пошли по пути создания заводов, которые перерабатывают отходы в тепловую и электроэнергию. 

Большое распространение получают технологии, в которых ТБО превращают в топливные гранулы с дальнейшим использованием там, где обеспечена высокая температура сжигания. Например, на цемент­ных заводах. В компании «ТДФ Экотех СПб» разработан проект станции по активной дегазации полигона в Новоселках, где на территории 85 га за 40 лет скопилось около 9 млн кубометров ТБО. Ежегодно на полигон поступает 60 тыс.т, из которых примерно 20% составляет органика – сырье для получения энергии. По данным компании, учитывая площадь полигона и объем отходов, можно получать электроэнергию от 3 до 4 МВт/час в течение 15–20 лет после закрытия полигона. Для извлечения газа в теле полигона на глубину 5–35 м укладываются перфорированные трубы, которые объединены в трубопроводную систему.

Выделяемый газ собирается по трубо­проводам и поступает на мини-электростанцию с газопоршневыми двигателями-генераторами, спроектированными специально для работы на свалочном газе. Инвестиции в проект составляют от 7 до 10 млн евро без привлечения средств городского бюджета. Установленные сроки окупаемости проекта, согласованные с кредитными финансовыми организациями, составляют семь лет, что определяет тарифы на вырабатываемую электроэнергию – около пяти рублей за кВт/ч.

– Энергия из альтернативных источников обходится дороже, чем традиционная, – поясняет генеральный директор «ТДФ Экотех СПб» Александр Яковлев. – Но во всем мире подобные проекты существуют за счет преференций со стороны государства. На таких условиях специалистами TDF Ecotech построены биогазовые электростанции в Европе, Японии, Южной Корее, Канаде, в странах Восточной Европы и Прибалтики. В 2009 году запущена первая станция на полигоне в Минске, строятся еще два энергоблока мощностью 3 и 7 МВт. 

Но в этих странах действуют законодательства об альтернативной энергетике и «зеленых» тарифах. Они гарантируют инвестору сбыт произведенной энергии с повышенным коэффициентом на определенный срок и позволяют просчитать затраты и риски прежде, чем принимать решение. В нашем случае необходимо сначала построить источник энергии, квалифицировать его в Минэнерго, включить в утверждаемый перечень объектов альтернативной энергетики, выполнить присоединение к региональным сетям, обеспечить учет вырабатываемой энергии и только после этого подавать документы на тарифное регулирование и начинать продажи! 

По действующему законодательству, сетевые компании обязаны покупать альтернативную энергию, механизм реализации вторичной энергии тоже предусмотрен, но из-за непредсказуемости всех этих процедур риски полностью переложены на инвестора, который вынужден возвращать свои затраты за счет тарифов. Вместе с тем альтернатив предложенным технологиям не так много. ТБО можно накапливать на полигоне, дожидаться их естественной убыли, никак не используя выделяемый газ и подвергая опасности окружающую среду. Можно уничтожать их на мусоросжигательных заводах, но из-за экологических требований стоимость такой утилизации обойдется в 4 тыс. руб. за т.

Можно, наконец, пойти по пути применения механобиологических технологий: происходит сортировка с извлечением фракций для вторичной переработки и анаэробная утилизация органики с получением компостов, которые можно использовать в дорожном строительстве или для рекультивации земель. Стоимость такой переработки оценивается в 2 тыс. руб. за т. Неорганические фракции при этом перерабатываются во вторичное топливо, по теплотворности соответствующее бурому углю.

 

Экономическая привлекательность рециклинга

При всем многообразии предлагаемых технологий отходоперерабатывающая отрасль пока остается не самой привлекательной для возможных инвестиций.
– В городе работает 700–800 организаций в области обращения с отходами, – рассказывает Вячеслав Прохоров. – Этот бизнес сегодня экономически оправдан только там, где действуют тарифы и есть возможность использовать «сухое» однородное сырье, не тратясь на сортировку и очистку. В противном случае вторичное сырье по цене будет гораздо дороже первичного. Стоимость мойки для пластиков, изготовленных из ТБО, со средней пропускной способностью, стоит полмиллиона долларов, и восполнить эти затраты на копеечной продукции очень тяжело. Поэтому во всем мире рециклинг держится на дотациях – будь то налоговые льготы или финансовая ответст­венность производителей за утилизацию отходов их продукции.

– Прожить только на полученные средства от продажи вторичных ресурсов в наших условиях невозможно, – подтверждает Николай Мартынов. – Переработчик должен быть встроен в цепочку по сбору, транспортировке и сортировке отходов, как «НПФ Экодот». В свою очередь, за счет нашей деятельности Автопарк № 6 «Спецтранс» может сократить объемы вывоза на полигоны и экономить моторесурс. Наше производство рентабельно еще и потому, что не использует дорогостоящие импортные линии. Технология не требует очистки и отмывки пластиков, а продукция пользуется достаточным спросом на строительном рынке, чтобы отпускные цены на нее превышали себестоимость. Большинство участников рынка уверены, что как только финансовая ответственность за обращение с отходами будет законодательно закреплена за производителем или поставщиком – все встанет на свои места. Только за счет импортируемой продукции сфера рециклинга сегодня недополучает от 4 до 9 млрд евро ее залоговой стоимости.

– Мы предлагали внести в закон о таре и упаковке небольшую правку, – чтобы производитель сам обезвреживал свою продукцию или платил тем, кто будет этим заниматься. А также разрешить регионам самим устанавливать тарифы на ее переработку, потому что всюду она стоит по-разному, – говорит Виталий Журкович, генеральный директор ОАО «Автопарк № 6 «Спецтранс». – Тогда производитель будет заинтересован в том, чтобы выпускать тару выгодной в переработке и утилизации. 

– Мы воздерживаемся от проектов в регионах до тех пор, пока не будет четко выстроена экономическая политика, – признается Александр Яковлев. – Нигде, кроме Москвы и Петербурга, в тарифы не заложены расходы на переработку отходов – только на вывоз и размещение на полигонах. Поэтому для организации рециклинга и утилизации отходов надо, прежде всего, определиться с источником финансирования.

По мнению исполнительного директора СРО СПАР, действующие законы в сфере обращения с отходами пока не играют значимой роли. Но в правительстве обсуждается возможность к 2020 г. запретить захоронение отходов, что пока намного выгоднее, чем их переработка. Если сегодня разместить на полигоне тонну отходов стоит около 370 рублей, то постепенно цена вырастет, к примеру, до 50 тыс., из которых 49 тыс. полигон начнет платить в качестве экологических налогов. Тогда все задумаются над рециклингом отходов, а на полигоны будут свозить только «хвосты», не поддающиеся вторичной переработке.

 

Татьяна Рейтер
Выпуск издания Промышленно-строительное обозрение №133 май 2011
http://www.stroypuls.ru/vipusk/detail.php?article_id=49192

 


Каждый день
в мире выбрасывается больше
100 000 тонн мусора

Объемы потребления полимеров, производимых из нефтехимического сырья, постоянно растут. Пластмассы теснят бумагу, металл, картон, стекло. Но одновременно увеличиваются и объемы изделий из пластмасс (в первую очередь, упаковки), попадающих после использования на свалки. Как известно, сроки разложения традиционных пластмасс составляют десятки и сотни лет, а площади для свалок ограничены. Поэтому проблема пластмассового мусора становится все более актуальной. За один только год в России образуется почти 750 тыс.тонн полимерных отходов. Около 10 % перерабатывается. Переработке подвергаются, главным образом, отходы производства, и лишь некоторые отходы потребления.

В чем причины, и каковы пути разрешения этой проблемы? Утилизация полимерных отходов оказалось не менее сложным и дорогостоящим делом, чем производство изделий из полимеров, и, почти повсеместно, человечество идет по наиболее простому пути - складируя отходы вместе с другим мусором на грандиозных свалках. Полимерные отходы разделяют на отходы производства (технологические) и потребления. Отходы потребления образуются в жилом секторе, на предприятиях, в торговых центрах, где происходит упаковка и распаковка различных товаров и грузов.
Один из путей решения проблемы пластмассового «мусора» – вторичная переработка использованных пластмассовых изделий и отходов промышленного производства – рециклинг, конечным продуктом которой являются вторичные полимеры в виде флека - измельченных и очищенных хлопьев, или регранулята. Дополнительная причина, стимулирующая рециклинг и особенно актуальная сегодня, связана с уменьшением зависимости индустрии пластмасс от нефти как источника сырья.

Но самое главное – каждому из нас нужно начать с самого сложного: изменить свое отношение к мусору. Если мы будем всегда помнить, что промышленные и бытовые отходы это не мусор, а неиссякаемый источник ценного сырья, тогда мы сможем под совершенно другим углом рассмотреть проблему «мусорного кризиса». Мы увидим, что его нет и не было никогда, а было наше наплевательское отношение к природе, за что мы сами и страдаем.

В общем, перспективы есть, есть также и технологии и новые материалы, остается главный вопрос – когда?
 

© ООО «КЗПИ» все права защищены. 2017